Russian English Ukrainian

WebMedFamily.org

Электронный научно-популярный журнал про семейную медицину

ОРВИ у детей: начало начал

 Комаровский Е.О.

Острые респираторные вирусные инфекции (ОРВИ) в практической деятельности врача педиатра тема актуальнейшая. С учетом того факта, что на одного ребенка приходится, в среднем, от 1 до 8 заболеваний в течение года, каждый врач имеет значительный опыт диагностики и лечения. Упомянутый опыт не только профессиональный, но и личный ОРВИ, это как раз та патология, в отношение которой врачу с печальной регулярностью приходится «пользовать» не только пациентов, но и собственных детей, и себя любимого.

Теоретически аспекты, касающиеся этиологии, патогенеза и эпидемиологии ОРВИ общеизвестны. Спектр возбудителей и основные патогенетические механизмы полно и конкретно отражены в любом учебнике инфекционных болезней. Но прикладные вопросы от терминологии до объема лечебных мероприятий до настоящего времени во многом остаются не согласованными.

Народная мудрость к возможностям медицины относится довольно скептически, утверждая, что лечение болезни (точнее гриппа, простуды, ОРЗ, ОРВИ) продолжается одну неделю, а при отсутствии такового, выздоровление наступает за 7 дней.

Вышеупомянутые ОРЗ, грипп, простуда и ОРВИ, с точки зрения обывателя, воспринимаются, как синонимы, но и в медицинской среде четкой дифференциации этих терминов нет.

Напомним, что ОРВИ это группа острых вирусных инфекций, поражающих различные отделы респираторного тракта и имеющих сходную клиническую симптоматику. Этиологически она (группа) представлена эпителиотропными (риновирус, вирус парагриппа, RS-вирус) и лимфотропными вирусами (аденовирус).

Заболевание, обусловленное каждым из перечисленных вирусов, имеет свои семиотические особенности, с учетом избирательного поражения эпителиальных клеток на определенном участке респираторного тракта. В то же время, эта избирательность находится под влиянием значительного числа факторов (вирулентность, возраст, иммунный статус, условия окружающей среды, тактика терапии), поэтому можно говорить лишь о большей или меньшей частоте встречаемости конкретных симптомов, но не об их патогномоничности. Говоря проще, если риновирус поражает, как правило, эпителиальные клетки слизистой оболочки носа, то это вовсе не говорит о том, что острый фарингит не может быть вызван именно риновирусом. Да, поражение гортани типично именно для вируса парагриппа, но им же обусловленный бронхит или ринит редкостью, в свою очередь, не являются.

Грипп, в рассматриваемом аспекте, всего лишь частный вариант ОРВИ со своими эпидемиологическими и клиническими особенностями, обусловленными вариабельностью антигенной структуры вируса и его тропизмом к эпителиальным клеткам слизистой оболочки бронхов.

Вирусологические исследования дают возможность уточнить вид возбудителя и сформулировать клинический диагноз в соответствии с требованиями МКБ (парагриппозная инфекция, риновирусная инфекция, грипп А и т.д.). Но клиническая симптоматика позволяет врачу лишь предположить вид возбудителя с той или иной степенью вероятности. Понятно, что сочетание лихорадки, фарингита и конъюнктивита дает возможность почти со 100% вероятностью предположить аденовирусную инфекцию, а острый бронхиолит у ребенка первого года жизни RS-инфекцию. Исключения лишь подтверждают правило, отсюда и понятная любовь педиатров к объединяющему термину «ОРВИ», особенно с учетом того факта, что сочетанные инфекции далеко не редкость.

Тем не менее, основная ценность самого термина ОРВИ состоит в четком обозначении именно вирусной природы заболевания и это очень важно, ибо тактика терапии в очень малой степени определяется видом возбудителя и в очень большой уровнем преимущественной локализации патологического процесса (ринит, фарингит, ларингит, трахеит, бронхит). Как следствие практическая целесообразность и самодостаточность такого, к примеру, диагноза, как «ОРВИ, назофарингит» или «ОРВИ, бронхит».

В противовес ОРВИ, термин «ОРЗ» т.е. острое респираторное заболевание, ни коим образом не раскрывает этиологическую структуру болезни, объединяя совершенно различные в патогенетическом и терапевтическом смысле патологические состояния. Острые вирусные и острые бактериальные инфекции, бактериальные осложнения ОРВИ и обострение хронических инфекций носоглотки часто имеют схожую, но вовсе не тождественную клиническую симптоматику, а тактика лечебных воздействий отличается весьма принципиально. С учетом вышеизложенного, использование самого термина «ОРЗ» невольно подразумевает неясность диагноза, что вполне допустимо в практике фельдшера скорой помощи, но не вполне корректно для врача.

Упомянутая «некорректность» распространяется и на понятие «простуда». Слово это не часто можно встретить в отечественной специальной литературе, но легко обнаружить в популярных статьях, переводных монографиях, рекламных роликах и аннотациях к биодобавкам. С точки зрения толкового словаря, простуда это болезнь, связанная с переохлаждением. Чаще всего речь идет об активизации хронических воспалительных процессов (тонзиллита, аденоидита), реже об ОРВИ, легкость развития которой, после простуды, легко объясняется снижением местного иммунитета дыхательных путей.

* * *

Широта взглядов на тактику терапевтических воздействий поражает своим разнообразием. В то же время,  адекватную,  подлинно  научную  оценку  эффективности  конкретных  фармакологических средств и методов лечения дать исключительно сложно. Это обусловлено скоротечностью и, в большинстве случаев, незначительной тяжестью болезни, когда трудно быть уверенным в том, что улучшение достигнуто именно благодаря применению определенного лекарства, а не наступило в результате естественного развития событий.

Неудивительно, что, задавшись целью доказать эффективность какого-либо лекарственного средства, несложно добиться результата, ибо большинство больных благополучно превратятся в здоровых в течение одной недели.

Отсюда две глобальных тенденции в оценки роли фармакологических препаратов:

1. Констатация того факта, что эффективность данной группы лекарств не доказана, например: «Отхаркивающие средства снижают вязкость мокроты. Эффективность и преимущества в сравнении с обильным питьем не доказаны» [2].

2. Аргументированные попытки обосновать использование всего, что не навредит, например: «Применение бифидумбактерина-форте при острых респираторных вирусных инфекциях (ОРВИ) у детей показало, что он эффективен при лечении данной патологии» [4].

С учетом приведенных цитат, практический врач часто находится в тупике: с одной стороны, использовать, с адресной ссылкой на достижения медицинской науки, можно несколько сотен, если не тысяч фармакологических средств, с другой, эффективность подавляющего большинства из них убедительно не доказана.

Масла в огонь добавляет меняющееся отношение ко многим препаратам, из тех, что десятилетиями с успехом применялись для лечения ОРВИ. Типичный пример категорический запрет на использование при вирусных инфекциях у детей аспирина, в связи с реальной угрозой развития синдрома Рея.

Многие авторы серьезных исследований обращают внимание на тот факт, что ни одно патологическое состояние не может сравниться с ОРВИ по количеству осложнений, связанных с проводимой терапией. Если приплюсовать к этому постоянно декларируемую ВОЗ борьбу с полипрагмазией, то становится понятным осознание все большим и большим числом практических педиатров того факта, что организм ребенка в подавляющем большинстве случаев способен без всякой фармакологической помощи справиться с респираторной вирусной инфекцией. Задача родителей и врача создание условий, при которых борьба микрои макроорганизма с максимально возможной вероятностью окончиться победой последнего.

Реализация вышеупомянутых условий подразумевает решение трех важнейших задач.

I. Оптимизация физических параметров вдыхаемого воздуха.

Патогенетическое обоснование. С учетом эпителиотропности респираторных вирусов, гиперсекреция желез слизистой оболочки имеет место на всех уровнях респираторного тракта. Образующийся секрет (мокрота, назальная слизь) один из основных факторов противовирусной защиты: как специфической (Ig А), так и не специфической (например, лизоцим).

В условиях, когда ребенок, больной ОРВИ, дышит сухим и теплым воздухом, нарушение реологических свойств секрета происходит в течение нескольких часов  реальная продолжительность имеет обратную связь с выраженностью лихорадки. Загустевшая мокрота не только перестает выполнять свои защитные функции, но и, в зависимости от поражения определенного уровня респираторного тракта, нарушает проходимость дыхательных путей, вентиляцию пазух носа и барабанной полости. Отсюда, возрастание риска осложнений соответственно пневмоний, синуситов, отитов.

Т.о. чистый, прохладный, влажный воздух в помещении, где находится больной ребенок обязательное условие оптимального течения болезни (желательные физические параметры температура 17-19о С, влажность 75-90%).

Способы практической реализации:

1. Идеально помещение с минимумом накопителей пыли (ковры, мягкая мебель, мягкие игрушки, книги не за стеклом и т.д.);

2. Частая влажная уборка;

3. Применение бытовых увлажнителей воздуха;

4. Отказ от использования обогревателей

5. Проветривание помещения;

6. Теплая одежда.

II. Активная регидратация.

Патогенетическое обоснование. Лихорадка, затрудненное носовое дыхание, рост перспираторных потерь, как следствие гемоконцентрация, нарушение реологии крови и мокроты. Чем суше воздух тем больше потери жидкости на его увлажнение.

Способы практической реализации:

1. Обильное питье: минеральная вода, сбалансированные солевые растворы, отвар изюма, компот, чай;

2. Температура жидкости, используемой для питья, должна быть близка к температуре тела (максимальное укорочение времени всасывания);

Стандартные критерии эффективности регидратации влажность кожи и слизистых, диурез, лихорадка, частота сердечных сокращений.

III. Кормление по аппетиту.

Отсутствие или значительное снижение аппетита у ребенка, заболевшего ОРВИ типичный симптом. Его выраженность прямо связано с тяжестью болезни и имеет абсолютную биологическую целесообразность.

Практические рекомендации:

1. Попытки насильственного кормления не допустимы;

2. Акцент на продукты богатые углеводами;

3. Уменьшение разового объема пищи при увеличении числа кормлений.

* * *

Парадоксальность ситуации состоит в том, что реализация трех перечисленных выше задач целиком и полностью возлагается на родственников больного ребенка. Это, по сути, главная проблема лечения ОРВИ, ибо действия однозначно необходимые, постоянно вступают  в  противоречия с представлениями большинства родителей о том, что такое хорошо и что такое плохо для заболевшего дитя.

Отечественная ментальность традиционно рассматривает обильную еду и тепло в качестве обязательных потребностей детского организма, а врача в качестве обязательного источника рецептов. Действия, противоречащие общественному мнению, постоянно служат поводом для конфликтов на всех уровнях начиная с взаимоотношений педиатра и родителей и заканчивая контактами все того же педиатра с собственным начальством.

Два типичных примера.

1. Назначено 10 препаратов, включая антибиотик, болезнь осложнилась пневмонией. Виноват, разумеется, ребенок, потому, что слабенький.

«Ничего» не назначено (ибо привести в порядок детскую комнату, активно поить и не кормить насильно это «ничего»). Болезнь осложнилась пневмонией. Виноват, разумеется, врач, поскольку «ничего» не назначил.

2. Болезнь осложнилась пневмонией, что потребовало госпитализации. «Разбор полетов» в кабинете у начальства. Если руководство не обнаружит в карточке назначенных препаратов, стандартные выводы о «неадекватной терапии» и «недооценке тяжести состояния» не заставят себя ждать.

Вот и получается, что лечение ОРВИ без лекарств, мягко говоря, чревато, ибо лечением, «настоящим» лечением его называть не принято.

Можно, разумеется, сетовать на тяжкую долю педиатра.

Можно мечтать о тех временах, когда необходимость распространения несложной и очень нужной информации о принципах помощи заболевшему ребенку будет возложена на среднюю школу, поскольку это не менее важно, чем синусы, косинусы и начальная сексуальная подготовка.

Можно надеяться на то, что тактика максимально возможного ограничения фармакологической нагрузки будет спущена на головы врачей в виде адаптированных к реальным условиям работы педиатра и ментальности населения «методических рекомендаций».

Но ведь можно уже сейчас не сетовать и не мечтать, в надежде на добрых дядь из минздрава, а реально действовать.

Главное, пожалуй, осознание того факта, что потратить 15 минут на беседу с родственниками, намного проще, эффективнее и безопаснее, чем бороться с последствиями активной фармакотерапии или лечить пневмонию, обусловленную антибиотикорезистентными штаммами бактерий. Непременным следствием ограничения лекарственной нагрузки является необходимость учета социально-бытовых факторов и индивидуальных особенностей заболевшего ребенка, более активное динамическое наблюдение, тщательный контроль над выполнением назначений и, наконец, своевременная коррекция терапевтической тактики.

Принципиальное положение: речь идет именно об ограничении использования фармакологических средств, а не о возведенном до уровня догмы отказе от их применения. В конце концов, симптоматическая терапия, направленная на облегчение субъективно неприятных ощущений, неминуемо сопровождающих весь ход болезни, одна из прямых задач врача. А восстановление носового дыхания, посредством рационального интраназального использования адреномиметиков и применение парацетамола при плохой переносимости лихорадки логичные и вполне целесообразные способы решения этой задачи.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что речь вовсе не идет о том, чтобы перечеркнуть достижения медицинской науки и отрицать значимость фармакологической помощи в лечении тяжелых и осложненных форм ОРВИ. В то же время, сужение и конкретизация показаний, перечислений конкретных клинических ситуаций когда, без «настоящего» лечения нельзя обойтись задача актуальнейшая.

http://medprosvita.com.ua

Календар

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
7
10:00
м. Київ, вул. Богдана Хмельницького, 37, Національний музей медицини.
Дата :   7 Сентябрь 2017 г.
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Facebook